Сегодня
11 2017г.
 

Н.Новгород

Россия

Инфляция, %

2,8%

2,4%

Средняя цена м2/руб, новостройки

61500

53287

Безработица, %

4,3 %

5,3%

Инвестиции, %

11,2%

2,3%

Курс валют
USD
59.23
EUR
69.8

«Мы поставили амбициозную задачу нарастить экспорт до 35%» - Виктор Клочай


Русполимет». Высокая металлургия» - информационный проект, посвящённый современному развитию Кулебакского металлургического завода «Русполимет»



xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

«Мы поставили амбициозную задачу нарастить экспорт до 35%» - Виктор Клочай

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx
«Мы поставили амбициозную задачу нарастить экспорт до 35%» - Виктор Клочай
Благодаря масштабной модернизации Кулебакский металлургический завод «Русполимет» превратился в ведущее российское предприятие в сфере спецметаллургии и металлообработки. Новейшее европейское оборудование и технологии обеспечивают полный цикл производства - от руды до готового изделия. О том, как предприятию несмотря на кризисы и санкции удалось провести полное перевооружение, открытии офиса в Дюссельдорфе и перспективах рассказал председатель совета директоров ПАО «Русполимет», заслуженный металлург России Виктор Клочай.

10 / 10 / 2017 в 13:03

- В сентябре на заводе «Русполимет» объявили о завершении десятилетнего периода модернизации. Почему именно такой срок, напоминающий советские «пятилетки»?

- Никакой десятилетки и пятилетки изначально мы не планировали. Когда мы стартовали, то рассчитывали на срок порядка восьми лет. Однако два кризиса, которые произошли в период модернизации, конечно, очень сильно повлияли на сроки и на стоимость модернизации. Тут нужно понимать, что основная часть оборудования у нас – это импортное оборудование, поэтому скачки валютных курсов на нас очень сильно сказались. 

Мы «попали», что называется. Я бы даже сказал, что задержка произошла больше, чем на два года. Связано это было с тем, что мы не могли «допривлечь» необходимые средства, так как на определенном этапе банки вообще перестали давать «длинные» деньги, а на тот момент у «Русполимета» не было достаточного статуса, чтобы брать кредиты в западных банках. Сегодня мы можем брать кредиты на Западе, причем на хороших условиях, но фактор валютных рисков по-прежнему остается. Так что тут нет никакой сакральной связи с советскими пятилетками, уверяю вас (смеется).

- Вы упомянули о задержке в два года и валютных колебаниях, если бы их не было, то процесс модернизации завершился бы быстрее?

- Сто процентов, и дело не только в валютном скачке, а дело вообще в кризисах, которые произошли в 2008-2009 и в 2014-2015 годах. После первого кризиса мы фактически вынуждены были приостановиться, и не потому, что мы передумали – мы были уверены в том, что мы делаем, а потому что было не понятно, что будет дальше, что будет происходить в целом на рынке сталей и сплавов. И при этом банки «замерли» в ожидании. Нам понадобилось потом еще несколько лет, чтобы убедить их в своей надежности как заёмщика. 

Второй кризис проходил по-другому, здесь уже было многое профинансировано и проавансировано, просто нельзя было остановиться. Иначе грозили штрафные санкции и прочее. Часть оборудования уже было получено и шли строительно-монтажные работы. Было немыслимо что-то остановить! Были бы несоизмеримые потери. И в том, и в другом случае на все это надо было решиться, не дрогнуть, не засомневаться. Ведь сколько людей, столько и мнений, и были советчики, которые говорили, мол, «все пропало», необходимо всё приостановить до лучших времен. Но у нас хватило уверенности и силы духа все-таки пройти до конца! И фактически на сегодня мы закончили все основные этапы инвестиционной программы, в которую, к слову, привлечено уже более десяти миллиардов рублей, остались точечные инвестиции. 

Есть еще порошковая тема (производство порошковых быстрорежущих сталей и гранул – прим. Бизнес News), она довольно масштабная, но это уже будут инвестиции «Гранкома» (дочернее предприятие ПАО «Русполимет» - прим. Бизнес News). У нас есть несколько потенциальных партнеров в этом проекте.

- При таком тесном сотрудничестве с западными компаниями и банками располагает ли предприятие достаточным количеством специалистов, готовых работать в таких условиях?

- Да, конечно. Во-первых, у нас на момент 2008-2009 гг. не было требуемой международной отчетности, это было для нас одним из сдерживающих факторов. Сегодня мы работаем по стандартам МСФО, у нас есть отчетность уже за 6 лет. Во-вторых, проблем в работе с банками мы не испытываем, у нас достаточно квалифицированные финансисты. Более сложный вопрос – это рынок, поставки и продажи на экспорт. И мы наметили очень амбициозные цели. Прямо скажем, мы их поставили и раньше, но тогда мы немного не понимали порог входа в этот рынок.

Надо понимать, что мы работаем с продуктом, который не является ширпотребом или массовым продуктом. Требования к нему высочайшие, особенно со стороны заказчиков авиакосмической и атомной отрасли. Нам необходимо было сформировать некий референс-лист, перечень поставщиков, которые могли бы рекомендовать нас.

Кроме того, мы поняли, что из Кулебак или даже из Москвы экспортная тема не работает, необходимо работать непосредственно из Европы. Конечно, с ключевыми потребителями мы работаем напрямую, но это если говорить о больших заказах. Что касается, небольших, «розничных» заказов, то необходимо наше присутствие на территории. Кстати, в Европе есть трейдерские компании и складские сети, в которых продукцию, аналогичную нашей, покупают небольшими порциями, скажем по 200 кг. Тут некая аналогия с розницей. Тем более наши материалы зачастую используются в достаточно компактных вещах.

Поэтому понадобилось прийти к пониманию того, что нужен фронт-офис в Европе. Мы его открыли в Дюссельдорфе этим летом.

- Был какой-то определенный момент, когда Вы поняли, что готовы работать на западном рынке или это был постепенный процесс, приходилось продавливать какие-то направления?

- Мгновенно ничего не происходит. Если бы была такая возможность, когда ты однажды проснулся и продажи на экспорт уже возросли до 35% - мы бы ею, конечно же, воспользовались (смеется). Но так не бывает. Слово «продавливали» тут подходит не в том смысле, который вы имели в виду, а в смысле «продавливать самосознание и понимание работников». Продавливать неверие в то, что мы сможем, справимся. Это не мгновенная, а очень большая, серьезная и кропотливая работа, у нас сделаны лишь первые шаги, но, по крайней мере, приоткрылся занавес. Для того, чтобы прийти к результату, который мы для себя наметили, к которому мы стремимся, понадобятся достаточно серьезные усилия и меры поддержки, сформированные уже на уровне Российской Федерации. Но и там тоже процесс «раскрутки» не автоматический, многое нужно рассказать, показать, убедить, согласовать…

- Вы озвучили показатель в 35% как цель по увеличению экспорта от общего объема продаж, как сформировалась эта цифра?

- Пришли мы к этой цифре аналитически, с учетом всех пережитых экономических кризисов и валютных рисков. Задача амбициозная, не спорю. Надо очень многое сделать, чтобы ее решить. Не озвучивать никакую цифру нельзя, а озвучивать цифру, которая заведомо легко достижима, тоже. Я просто не привык таким образом ставить задачи.

- За счет каких регионов планируете обеспечивать экспорт?

- В основном это Европа. Прежде всего, Германия, Италия, возможно Испания. Есть варианты с Чехией. Традиционные наши партнеры также находятся в США и Канаде.

- В нашей стране вы работаете с различными отраслями машиностроения, есть ли какие-то аналогии с тем, как дела обстоят у нас и в Европе?

- Все зависит от того, какая категория потребителей и какого назначения продукция. Просто ряду потребителей требуется продукция с особыми требованиями по потребительским свойствам и качеству, которые просто нельзя не выдержать. И это не зависит от страны заказчика. Если говорить об авиастроительной, атомной отраслях – тут требования достаточно жесткие и у нас, и у «них». У нас даже в ряде случаев жёстче. Кстати говоря, тендерная система существует и на Западе. Мы и за рубежом, и в России участвуем в них. Отличия начинают проявляться во множестве нюансов - от менталитета и заканчивая системами платежей… В Европе в этом смысле все по-другому, там и предприятия-заказчики в более выигрышном положении, чем у нас, так как там «дешевые» деньги… Но в целом, повторюсь, выдерживать качество надо в любом случае, не зависимо от страны заказчика.

- Вы говорили о том, что производство требует поддержки, речь идет об импортозамещении?

- Я имел в виду весь спектр мер поддержки промышленности. Сегодня Правительство РФ в целом, и в первую очередь Минпромторг, Минфин РФ продолжают реализовывать ряд программных мер. Действует Фонд развития промышленности, на мой взгляд, достаточно успешно. Полпред Президента РФ в ПФО Михаил Бабич недавно собрал заседание окружного Совета, там принимали участие и губернаторы, и министр финансов РФ Антон Силуанов, руководители других министерств и ведомств. Там озвучивался ряд направлений и мер поддержки, которые готовятся и которые еще надо принять. Эта работа приобретает всё более системный характер. 

Абсолютно очевидно, что импортозамещение – это правильно, потому что обратная сторона медали – это экспортоориентированность. Если я способен заместить импортную продукцию, значит, я подхожу к уровню параметров, которые соответствуют европейскому. Это правильное направление, которое правительство определило, возможности поддержки нас как производителей не просто существуют в теории, они уже работают. Это вселяет оптимизм.

- Перейдем к кадрам, на «Русполимете» работает достаточно количество молодых людей, как обстоят дела с их подготовкой? Проще готовить самому или нужна централизованная система?

- Система в любом случае должна быть, но вопрос не стоит в том, проще или сложнее. Вопрос стоит в том, что их нужно готовить, иначе останешься без кадров. Что мы и делаем, при поддержке в данном случае областного правительства и муниципалитета, поскольку ресурсный центр в Кулебаках мы создавали совместно с ними на базе местного профтехучилища. Другое дело, что мы переформатируем набор профессий и находим общий язык, завод активно участвует в работе по подготовке специалистов, так и в проведении стажировки, как элемента профподготовки.

Сказать, что есть серьезные проблемы с рабочими кадрами не могу, но есть отдельные профессии, например, станочники, по которым есть вопросы. Тема не простая, с одной стороны мы не машиностроительное предприятие с суперсовременными станками - большая часть станков у нас для первичной обработки. Соответственно и уровень компетенции разный, разная интеллектуальная составляющая. Но решаем этот вопрос по мере технического перевооружения, поскольку следующий этап развития – плавно превратиться в машиностроительное предприятие по производству готовых компонентов – от выплавки до финишной мехобработки, отправки на сборку. Вот это мы видим как следующий шаг. Это требование диктует сам рынок, это в прошлом году звучало просто громогласно: «Мы не хотим покупать заготовку, мы хотим готовую деталь». 

Мы относимся к этому с полным пониманием, зачем туда-сюда возить лишние килограммы, создавать какие-то дополнительные переделы, стружку... И мы этим уже занимаемся, обрабатываем порядка 4-5 тысяч колец в месяц. И приобретаем еще станки, чтобы полностью закрыть потребность рынка.

- Какие планы стоят перед предприятием еще, помимо, наращивания объемов экспорта?

- Во-первых, нужно наращивать производство несмотря ни на что. Мы в этом году немного прирастем, как в натуральном, так и в денежном выражении. Во-вторых, задача, приблизиться к новым требованиям наших клиентов, и это непростая задача. Что такое изготовить кольца для авиационного двигателя? Это не только уникальные материалы, там и эксклюзивные точности! Для этого нужен не только станок, нужны компетентные люди, инженеры и станочники. Инвестировать в железо – это да, на это надо решиться, понимать какое железо, какие технологии, но стратегически важным для нас сегодня является развитие компетенций, без людей никакое железо эффективно работать не будет! И при наличии современного оборудования и технологий конкурентоспособность предприятия определяют люди. Совершенствовать и развивать компетенции нам есть куда.

Когда мы обсуждаем вопросы угроз, я всегда коллегам своим говорю: не кризисы являются для нас главной угрозой, главная угроза - мы сами. И мы решаем эту задачу повышения уровня, очень сильно растем, сумели привлечь очень много квалифицированных специалистов, реальных носителей компетенций. У нас работает три доктора наук, есть выпускники и Бауманки, и Московского института стали и сплавов, нашего НГТУ им. Алексеева. Кстати, пользуясь случаем, поздравляю ректора и коллектив НГТУ, его студентов, аспирантов и выпускников со 100-летним юбилеем!

Мы продолжаем привлекать людей, привлекать специальные институты. Дальше серьезная работа по внедрению производственной системы, у нас очень много изменилось, и в части культуры производства, и в части организации. Но очень многое еще предстоит сделать. В первую очередь в инфраструктурном плане, то, что касается сокращения технологических цепочек, а соответственно технологических циклов. Зачастую клиент хочет получить товар уже «вчера», то есть сверхсрочно. Стоит задача использования технологии и возможностей оборудования на 100 процентов!

- «Русполимет» уже достиг такого уровня, когда люди не размышляют, стоит ли ехать в Кулебаки на работу или нет?

- Здесь много факторов, понятно, что Кулебаки – не Москва и не Санкт-Петербург. Понятно, что человек особой квалификации хочет в большинстве своем поближе к столицам. Конечно, не все. И говорить о том, что все в очередь встали к нам, конечно, нельзя. Но сегодня решать этот вопрос стало значительно проще. Люди смотрят и говорят: «Ну, если про завод, то это по уровню - Европа. Если про город, то стало лучше». Среда улучшается. По крупному счету в Кулебаках есть всё. ФОК – поплавать можно, на коньках покататься. Лес, грибы, рыбалка, охота, до Москвы за четыре с половиной часа добраться можно, до Нижнего Новгорода - за два.

- В сентябре на «Русполимете» проходило открытие цеха радиальной ковки, когда в следующий раз позовете на подобного рода масштабный запуск?

- Позовем обязательно! Впереди много планов и, уверен, новых свершений. Главное - не останавливаться на достигнутом и продолжать развитие. Важно, что у нас появился продукт, соответствующий современным требованием, который можно предлагать, появилось понимание того, что мы способны это делать. Есть понимание потребностей и применяемости товаропроводящей сети до потенциальных клиентов. Это есть основа, предпосылка к тому, что мы можем двигаться дальше!

Интервью информационному агентству «ФедералПресс»

(1256|0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться

«Русполимет» - предприятие с большими перспективами» - управляющий компанией «КВ-Титан» (г. Москва) Алексей Амелин

11 / 12 / 2017 в 13:00

Благодаря масштабной модернизации из устаревшего производства «Русполимет» превратился в одно из лучших...

Перейти к странице видео >

Рынок жилья: в ожидании роста

Рынок жилья: в ожидании роста

09 / 12 / 2017 в 12:50

Не секрет, что отраслью, наиболее пострадавшей во время кризиса 2015-2016 гг., стало строительство. ...

Перейти к странице видео >

«В России выпускается всего 1% мировой гражданской авиации» - Владимир Лузянин

28 / 08 / 2017 в 10:00

Легендарный нижегородский промышленник – президент НОАО «Гидромаш» Владимир Лузянин – рассказал о техническом...

Перейти к странице видео >